Вероника
Тартаковская
Художник-эзотерик
2040 29.11.2015

Мы хотим познакомить наших читателей с замечательной художницей Никой Тартаковской, работающей в стиле New-Age. О своих волшебных полотнах, любви, жизни на райском острове Пхукет, мечтах и секрете истинного счастья Ника поведала в интервью онлайн-журналу «Персона».

Ника, о чем ты мечтала в детстве?

Не помню. Правда, не могу вспомнить. Единственное, что мне всегда нравилось, это рисовать. Меня всегда тянуло к красоте, к цвету. С самого детства. Мой отец был военным. И однажды, когда мы жили в Монголии, я разрисовала стену казенной квартиры гуашевыми красками. Родители были в шоке!

Как ты думаешь, почему люди становятся художниками? Почему ты выбрала этот путь?

Творить, созидать – это и есть жизнь. Мне кажется, каждый из нас художник. Кто-то в слове, кто-то в красках, кто-то в одежде. Художник - это широкое понятие.

Почему я стала художником? В первую очередь - это влияние отца. В гарнизонах, где мы жили, я ходила в кружки по рисованию. Меня хвалили педагоги, и папа возлагал на меня большие надежды. Когда училась в художественном училище, он обеспечивал меня самыми лучшими материалами, которые в то время были большим дефицитом - профессиональными красками, натуральными пигментами, кистями.

Ну и конечно, со стороны отца была муштра. Сначала рисовать было моим желанием. У меня это здорово получалось само по себе. Я не прилагала особых усилий. Но под натиском отца начала бунтовать. Такой у меня характер. Я предпочитаю идти по своему пути, по зову сердца.

Твои картины похожи на сны, прекрасные грезы. Откуда возникают эти образы?

Я не просто художник, я художник–эзотерик. Занимаюсь изучением энергий, тонкой структуры человека. Есть такие работы, для создания которых ты должен очень точно синхронизироваться с вселенной. Например, моя картина «Нежность». Как можно изобразить нежность, если ты ее не чувствуешь? Это нереально. Работа будет цеплять зрителя, если ты писала ее, переживая это состояние. Нужно глубоко погрузиться в него.

 Мои полотна, в большинстве своем, духовно-эмоционального характера. Это энергетический поток. Я работаю в состоянии медитации. Включаю волшебную музыку – что-нибудь из new-age, chang или мантры. Настраиваюсь на добро, на любовь, на позитив.

Я много лет убегала от себя и не хотела признавать свой дар. Сказывалось советское воспитание. Приходилось прятать его. Я плакала в подушку и мечтала быть, как все. А сейчас благодарю вселенную за то, что мне дана удивительная способность: я чувствую человека на расстоянии и пишу для него картину.

Чтобы отдохнуть, снять напряжение, отправляюсь путешествовать. Однообразие угнетает. Смена картинки помогает восстановиться, наполниться впечатлениями. После этого вновь начинаю работать. Поэтому в последнее время в родном городе я гость. Друзья печалятся, но я объясняю им, что у меня своя дорога.

Многие критикуют направление New-Age в живописи, называя его технику примитивной, а образы несерьезными, надуманными. Как ты относишься к подобным нападкам?

Мне все равно. Я свободна от чужого мнения. Каждый имеет право высказаться.

Как ты относишься к тому, что в СССР альтернативные направления в искусстве загонялись в подполье? Что для художника значит свобода?

В детстве я, также как и все советские дети, рисовала в стиле реализма -  пейзажи, натюрморты, копии с картин итальянских мастеров. Что вижу, то пою. Сейчас же я работаю с тем, что чувствую. Внутренние переживания, эмоции невозможно скопировать. А то, что ты видишь глазами, сейчас можно передать при помощи технических средств - видеокамеры, фотоаппарата. Сегодня никого не удивишь тем, что умеешь рисовать с натуры. Поражает то, насколько тонко ты можешь передать чувства. Я считаю, что направление New-Age очень правильное и отношу себя к нему. Я чувствую энергию и переношу ее на холст.  Владельцы моих картин получают позитивные результаты, в их жизни происходят хорошие изменения.

Что касается меня, то я никогда не чувствовала себя несвободной. Сколько себя помню, я делала то, что считала нужным.

На страницах своей книги «Все о любви» ты называешь себя волшебницей, которая смогла постигнуть тайну счастья. Можешь приоткрыть ее завесу для нас?

Счастье – это многолетняя работа над собой, над пониманием того, кто есть ты. Счастье внутри. Снаружи его нет. К примеру, огромное счастье делать то, что я хочу. У меня нет комплексов самовыражения. Немногие способны позволить себе это.

Мы сами запрещаем себе быть счастливыми, любимыми. А счастье, оно внутри и нужно лишь добраться до него. У каждого свой путь к счастью. У меня он был достаточно  тернистым.

В стихах ты много и откровенно говоришь о любви и ее утрате. Как это чувство влияет на твою живопись? Как отличаются работы, сделанные в период одиночества от тех, которые появились с приходом любви?

В период одиночества полотен вообще нет. В это время идет мощная работа над собой. Но не посредством картин, а посредством слова. Стихи, рассказы появляются благодаря эмоциям, связанным с любовью и разочарованием. Чувства дают толчок к тому, чтобы начать писать. Переживания складываются в стихи.

Раньше для сублимации творческой энергии мне обязательно нужно было влюбляться. Сейчас я пишу картины, не опираясь на внешние объекты. Я осознаю, что все, что нужно для их создания, есть во мне. Открываюсь вселенной, и свыше мне дается та информация, которая необходима.

Ника, поделись своими впечатлениями о Таиланде? Как продвигалась работа на о. Пхукет?

Я побывала во многих уголках Таиланда. Но Пхукет – это особое место, волшебный остров, где материализуются мысли и исполняются любые желания, плохие и хорошие. Негативная энергия здесь сразу же обращается против тебя. На Пхукете шла глубинная работа над собой. Здесь я избавилась от всех масок и наносного пафоса. Благодарю за это вселенную.

На Пхукете я написала 13 полотен. Они разъехались по всему миру. Отправились в Мексику, Италию, Индию, Казахстан, Россию. Несколько осталось в Таиланде.

Здесь я очень ярко осознала, что чем больше зерен добра ты разбрасываешь, тем больше положительного к тебе возвращается. Я убеждена, что ситуацию в мире способен исправить каждый из нас. Чем больше блага ты создашь в своем микромире, вокруг себя, тем лучше будет становиться жизнь на планете. Если человек излучает добро, позитивную энергию, совершает осмысленные поступки, то он обречен на счастье.

Бывает ли такое, что вдохновение покидает тебя? Как переживаешь эти периоды?

Бывают моменты, когда мне не хочется рисовать. Тогда занимаюсь чем-то другим. Если я не за холстами, то могу шить себе костюмы, танцевать, медитировать, встречаться с друзьями. Все остальное время я пишу. Но это не связано с присутствием или отсутствием вдохновения. Это часть моей жизни. Для меня рисовать так же естественно, как умываться, чистить зубы. Когда ты хочешь пить, ты наливаешь стакан воды. Так же и здесь. У меня есть потребность писать, и я пишу. На сегодняшний день не представляю своей жизни без этого.

Собрание работ из 6-ти коллекций в Московском мюзик-холле.

Вероника Тартаковская на FACEBOOK.

Журналист: Анастасия Ландо
Mail-рассылка
Поиск персоны